Миссисипская компания — пирамида Джона Ло

Поучительная история о первой финансовой пирамиде

0

Миссисипская компания — пирамида Джона Ло

Организатором первой финансовой пирамиды был шотландский финансист Джон Ло. Будучи сыном банкира, он в молодости перебирается в Лондон, где к 23 годам, успев промотать отцовское наследство, попадает в тюрьму за убийство человека на дуэли. Ему удается бежать из тюрьмы в Голландию. После этого Джон Ло в течение нескольких лет работает и изучает торговлю и банковское дело, путешествуя по Европе. Очень скоро у него появляются идеи по стимулированию торговли и денежного обращения, которые он предлагает в разных странах континента. Так, вернувшись через несколько лет спустя в Шотландию, он выступает перед местным парламентом с предложением создания государством земельного банка, который должен был выпускать бумажные деньги, обеспеченные государственными землями. Количество выпущенных денег не должно было превышать стоимость земли, находящейся в собственности государства. Предполагалось, что владельцы банкнот смогут при необходимости обменять их на землю. Главное, что выпущенные бумажные деньги должны были способствовать росту кредитования и торговли.

Несмотря на очевидный талант убеждения, сначала эти попытки оказываются неуспешными. Во многих странах у Ло появляются сторонники, но они были не настолько влиятельными, чтобы принять решение о проведении реформ, способных поменять финансовую систему страны. Идеи Ло для европейских правителей представлялись слишком смелыми. К тому же всех настораживала страсть шотландца к азартным играм.

пирамида Джона Ло

Однако в конце концов исторические обстоятельства предоставили ему уникальный шанс. В 1715 году умирает Людовик XIV, правивший во Франции 72 года. В качестве наследства своему пятилетнему правнуку Людовику XV «король-солнце» оставляет фантастический долг в 2,5 млрд франков, что примерно в 15 раз превышало годовые налоговые сборы страны! Постоянные войны и раздутые расходы двора подорвали финансовую систему Франции, несмотря на ее богатство и довольно мощную экономику. Регентом малолетнего монарха оказывается сторонник идей Ло — Герцог Орлеанский.

Джон Ло прибывает в Париж, через короткое время получает французское подданство и приступает к реализации своих идей. По его инициативе в мае 1716 года создается акционерный Banque Generale с капиталом 6 млн ливров, в котором Ло назначается директором. Он начинает активно выпускать банковские билеты. Однако в отличие от идей с земельным банком в данном случае он поначалу не пытался уйти от «золотой» основы денег. Все банковские билеты предполагали возможность обмена на строго определенное количество драгоценного металла. Это было важным преимуществом по сравнению с другими бумагами и даже по сравнению с металлическими монетами, которые, в свою очередь, подвергались периодическому обмену, обесцениванию относительно драгметаллов.

Позднее по распоряжению регента все подати, направляемые в казну, должны были поступать исключительно в форме банковских билетов нового банка. Фактически это означало придание новому финансовому институту роли государственного банка, выпускающего бумажные деньги. И к 1718 году принимается закон о национализации банка, который с этого момента стал Королевским банком — Banque Royal, что в еще большей степени привязало деятельность банка к интересам казны. К этому времени Джон Ло был назначен министром финансов Франции.

Деятельность банка в первые годы оказала весьма плодотворное влияние на финансовую систему и экономику. Во-первых, удалось изъять из обращения значительную часть обесцененных государственных обязательств. Во-вторых, снизились процентные ставки инструментов денежного рынка, оживились кредитные сделки. Экономика и торговля наполнялись деньгами, без которых они не могли существовать.
Несмотря на революционность банковской деятельности шотландского финансиста, наибольшую известность ему дал другой крупный проект. Еще в конце 1715 года Ло писал Филиппу Орлеанскому:

«Банк — не единственная и не самая большая из моих идей, я создам учреждение, которое поразит Европу изменениями, вызванными им в пользу Франции. Эти изменения будут более значительны, чем те перемены, которые произошли от открытия Индии или введения кредита».

К реализации этой идеи Джон Ло приступил вскоре после того, как Всеобщий банк был признан успешным проектом.

Речь идет об учреждении в 1717 году акционерной Западной компании (Compagnie d’Occident), которая вскоре получила в стране иное название — Миссисипская компания (Compagnie du Mississippi). Изначально капитал компании составлял очень крупную для страны сумму — 100 млн ливров, разделенные на 200 тыс. акций.

К концу XVII века Франция располагала значительными заморскими владениями на разных континентах, однако наиболее перспективными представлялись земли в Северной Америке — к Югу от Канады, точнее — от французского Квебека. Французской оказалась часть территории современных США — от Мексиканского залива на юге и до Великих озер на севере. Правда, испанцы и англичане не все эти земли признавали французскими, но когда в начале XIX века Наполеон I продавал США Луизиану, ее площадь превышала территории современных Франции, Германии, Великобритании, Испании, Италии и Польши, вместе взятых.

Однако для освоения гигантских заморских владений катастрофически не хватало денег. Французское государство было, по сути, банкротом, а частный капитал не мог поднять столь масштабный и рискованный проект. Миссисипская компания стала не только первой крупной финансовой пирамидой, но и провозвестником современных открытых акционерных обществ, акции которых может купить любой человек, имеющий деньги. Правда, акции Миссисипской компании были доступны сначала только обеспеченным французам, а ближе к краху компании — только очень богатым французам (стоимость одной акции измерялась в центнерах серебра).

Следует отметить, что Ло умело использовал для реализации своих проектов не только экономические методы, но и собственные властные полномочия и лоббистские возможности. Созданное акционерное общество легко получило у государства льготы и монопольные права на перспективные виды деятельности, в первую очередь на добычу золота (именно слухи о несметных месторождениях драгоценных металлов в бассейне Миссисипи активно распространялись в те годы во Франции). В правлении Compagnie d’Occident восседал не только Ло, но и сам Филипп Орлеанский.

Королевский банк достаточно легко выдавал ссуды на покупку акций Миссисипской компании. Вообще, с момента национализации банка его политика претерпела серьезные изменения. Если в первые два года эмиссия банковских билетов проводилась с учетом обязательств по обмену билетов на физические золото и серебро, то с 1718 года она «отвязывается» от металлического обеспечения и многократно возрастает. Значительная часть бумажных денег попадает на биржу для приобретения акций.

В свою очередь, акции продавались преимущественно за банкноты, ассигнации, обесцененные долговые обязательства государства времен Людовика XIV (последние уже никуда не вкладывались, не направлялись, а подлежали уничтожению). Акционерная компания фактически занималась реанимацией государственного бюджета. Кроме этого, Франция постепенно начала движение к бумажным формам расчетов.

500 ливров

Стоимость акций Миссисипской компании стремительно росла. Акции номиналом 500 ливров, которые в 1717 году можно было купить с дисконтом за 200 — 300 ливров, к концу 1719 года подорожали до 18 тыс. ливров. С учетом того что в 1718 — 1719 годах были выпущены дополнительно еще 100 тыс. акций, рыночная стоимость компании превышала 5 млрд ливров. Достигнув своего, по сути, физически возможного надувного максимума, стоимость Миссисипской компании покатилась вниз.

Компания, обладавшая собственным флотом, направляла колонистов не только в Луизиану, но и в Пондишери, в Африку, в Китай. В 1718 году в устье Миссисипи был основан форпост дальнейшей колонизации — город Новый Орлеан, названный в честь регента. Однако для серьезного освоения новых земель денег не хватало, да и не могло хватать, поскольку основная их часть не пересекала французской границы, а направлялась на выкуп государственных долговых обязательств, что значительно ускоряло крах «системы» Джона Ло.

В начале 1720 года, предвидя грядущие проблемы, регент наделил шотландца чрезвычайными полномочиями в сфере государственных финансов. К этому времени «обогатившиеся» бумажными деньгами французы почувствовали неладное и стали массово предъявлять их в Королевский банк для обмена на драгоценный металл, а также забирать свои вклады. Банк не мог удовлетворить требования кредиторов, поэтому были введены ограничения на хождение драгоценных металлов. В домах богатых французов устраивались обыски, найденные «излишки» драгоценных металлов экспроприировались. Тем не менее все эти меры возымели обратный от ожидаемого эффект — люди в панике стали избавляться от банкнот и акций Миссисипской компании. И уже во второй половине 1720 года Джон Ло лишается всех своих постов, и принимается решение о банкротстве Королевского банка и Миссисипской компании. Десятки тысяч «еще вчера» богатых французов оказались разоренными. Парижский парламент требовал суда и казни шотландского финансиста.

Джон Ло был вынужден тайно выехать в Брюссель, а оттуда перебраться в Геную. Его имущество в Париже было конфисковано в удовлетворение требований кредиторов.

финансовая пирамида

Несмотря на крах предприятия Ло, организаторские и финансовые таланты шотландца были оценены во многих странах. В частности, в 1721 году император Петр I дает Наказ асессору Берг-коллегии Габриелю Багарету де Пресси о приглашении Джона Ло на русскую службу. Представителю российского императора надлежало встретиться с «господином Ляусом» (так тогда читали фамилию Law) и предложить ему переселиться в Россию, где ему гарантировался княжеский титул, а также земля на 200 дворов. В случае готовности поступить на государственную службу ему предлагались чины обер-гофмаршала и действительного тайного советника. Кроме этого, гарантировалась государственная поддержка при создании господином Ляусом Персидской торговой компании.

Петр I обещал способствовать заложению новых городов «в плодовитой восточной России у Каспийского моря» и заселению их иностранцами для развития мануфактур. При этом российский император был готов пойти на очень либеральное для России начала XVIII века решение:

«Его ц. в-во позволяет вечно господину Ляусу и наследникам его со иностранными служителями и подданными их не токмо иметь свободное употребление их веры, но тако ж де о содержании их им природным привилегиям и вольностям крепкое обнадеживание дать похочет таким образом, чтоб господин… над своими иностранными служители и подданными сам суд имел, он же и наследники и фамилия его под высоким его ц. в-ва защищением против всех досад безопасно жить могли».

Неизвестно, удалось ли де Пресси встретиться с Ло, но, похоже, шотландец не собирался переезжать в Россию, до конца жизни надеясь на повторное приглашение во Францию. Однако в 1723 году неожиданно умирает Филипп Орлеанский. Юный король Людовик XV тем более не был готов пригласить скандального финансиста, хотя и назначил бывшему министру государственную пенсию. Весной 1729 года Джон Ло умирает в Венеции.

Джон Ло останется в истории в качестве основателя первой финансовой пирамиды. В его схеме присутствуют основные признаки финансовой пирамиды. Собранные деньги не вкладывались в заявленный проект, и, соответственно, выплаты по проекту производились не с полученных доходов, а из денег, поступивших в систему позже от других участников. В обосновании проекта присутствовала красивая и в меру правдоподобная по тем временам легенда о несметных сокровищах, лежащих где-то на другом конце света. Важно, что создавалась иллюзия возможности получения большого дохода в небольшие сроки. Для привлечения инвесторов с помощью внешней активности (не связанной с реальным развитием проекта) создавался ажиотажный спрос на акции. Жизнь пирамиды продолжалась до момента падения стоимости бумаг.

Однако был ли Джон Ло при этом мошенником? Очевидно, что как человек умный и находившийся внутри двух своих скандальных предприятий, Ло с какого-то момента должен был понимать, что, вовлекая в пирамиду новых участников, он фактически разоряет их. То есть как минимум речь идет о сознательном обмане людей. Вместе с тем, несмотря на акционерную форму Миссисипской компании, она скорее выполняла задачу не обогащения ее владельцев или менеджмента, а спасения финансовой системы государства.

На поддержание колониальных проектов тратилась лишь малая часть привлеченных средств, основная часть денег использовалась для выкупа накопившегося государственного долга. И в конце концов эта задача была практически полностью решена. Да, в итоге разорились десятки тысяч богатых французов, но казна была спасена. Фактически была проведена операция переноса госдолга на подданных.
Нет никаких свидетельств, что Ло действовал в интересах личного обогащения. По результатам своей деятельности он не получил ничего, кроме жалования, а после побега лишился всего оставленного имущества.

Исходя из сказанного вряд ли можно обвинять Джона Ло в мошенничестве. Скорее его можно назвать безответственным авантюристом, который ради реализации своих целей был готов втянуть общество в опасные и губительные для него финансовые эксперименты. Также следует отметить, что приемы манипуляции общественными настроениями, которые шотландец использовал ради решения задачи «по спасению государственной системы финансов», в дальнейшем активно применялись другими людьми в своих корыстных целях.

признаки финансовых пирамид

В 1720 году практически одновременно с событиями вокруг Миссисипской компании по другую сторону Ла-Манша — в Англии — разворачивалась еще одна пирамидная история. Менеджменту и владельцам Компании южных морей удалось создать ажиотажный спрос на акции компании, добившись роста стоимости акций примерно в восемь раз за несколько месяцев. Для создания ажиотажа распускались слухи об исключительности компании, ее эксклюзивных правах. Впрочем, к этому были определенные основания: компании удалось пролоббировать издание королевского указа, который затруднял появление акционерных обществ — конкурентов. Обвал котировок акций, который произошел в конце 1720 года, привел к разорению тысяч человек. В результате проведения парламентского расследования были выявлены факты сознательного манипулирования котировками акций в целях личного обогащения, которые совершали члены правления компании, а также связанные с ней члены английского парламента. Всем им было предъявлено обвинение в мошенничестве.

Кстати, события 1720 года в Англии и Франции выявили важную социально-психологическую особенность поведения пострадавших в финансовых пирамидах — среди людей, которые скупали акции Компании южных морей, было много тех, кто только что потерял свои деньги в Миссисипской компании. Собственный горький опыт ничему не научил участников финансовой пирамиды — наоборот, финансовые потери подталкивали людей к участию в новой авантюре. Как это похоже на поведение наших современников!


Вы читали статью «Миссисипская компания — пирамида Джона Ло». Источник «Российская газета»

Еще статьи в рубрике «Надзор»
Оцените статью

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.